Забастовка работников «Саратовгорэлектротранс»

В Саратове продолжается начавшаяся четвертого июня забастовка работников троллейбусного депо. Тогда десять троллейбусов не вышли на линию по двум маршрутам. Организованный работниками профсоюз выдвинул ряд требований и объявил итальянскую забастовку. Активисты Марксистской тенденции в рамках компании по информационной поддержке работников взяли интервью и выразили готовность содействовать всеми доступными способами.

— Добрый день, могли бы Вы описать проблемы предприятия, которые побудили ваш коллектив перейти к активным действиям?

— Мы устали от всяких обещаний. Всегда говорят что все будет лучше, но становится только хуже и хуже. Откат за откатом. Пришел к нам новый генеральный директор и начался отток людей. Хороших, знающих, людей, понимающих специфику своей работы. Оставшиеся люди попросту не стали молчать, так и началось движение. Крайне низкая зарплата. Даже в Энгельсе, получается, тарифная ставка 55 рублей 40 копеек, в то время как у нас 46 рублей 20 копеек.

— Как начальство объясняет такие низкие расценки по сравнению с тем же Энгельсом?

— «СГЭТ — убыточное предприятие, нет выручки». Классическая фраза для подобных ситуаций.

— Правда ли, что рабочий день у вас с 7:00 до 19:00, то есть 12 часов?

— Да, двенадцатичасовой рабочий день, но не с 7:00 до 19:00, а по разному. Например, выезд в 5:40, а заезд в 19:07. График 2:2, то есть два дня работаем, два дня отдыхаем. Но из-за низкой зарплаты часто работаем 3:1. Считай с утра до вечера по 12-13 часов. При этом время обеда не считается. На сдачу троллейбуса дают пять минут, за которые нужно пересчитать выручку, отстоять очередь из 15-20 человек в единственную рабочую кассу. Троллейбус помыть, поставить по графику. И пока освободишься, пройдёт ещё часа 2-3. Получается, на работе мы можем быть по 16 часов.

— Какие конкретно требования вы сформулировали?

— Отстранение генерального от должности; повышение заработной платы; сократить дублирующие маршруты, то есть маршрутки и автобусы, которые дублируют троллейбусы; отмена распоряжения «передней двери»; так как у нас нынешний генеральный отстранил от должности нашего директора, Абрамова Андрея Александровича, к требованиям добавляется — вернуть Андрея Александровича.

— То есть при нем все было в порядке?

— Он держал коллектив. При нем было хорошо. Он делал все для коллектива. 17 лет работал здесь слесарем и дошел до директора депо, то есть он эту должность заслужил. Знал свое дело. Даже заместителем генерального директора был одно время. Но когда пришел новый генеральный директор и уволил нашего директора, мы сразу пошли за разъяснениями. В ответ на вопрос:  «Почему уволили Андрея Александровича?», мы узнали, что оказывается нарушена финансовая дисциплина, мол мы воруем. Позднее в СМИ прямо написали, что 10-15% от выручки оседает у нас в карманах.

Мы закономерно решили доказать, что это не так. Что эти дублирующие маршруты у автобусов и маршруток нас держат без работы. 23 рубля стоимость и там, и тут, но если автобус впереди едет, медленно, нас держит, то все просто садятся к нему и мы пустые весь маршрут. Да и едем мы на время, в отличие от них. Определенный оборотный рельс. По 55 минут маршруты, час двадцать и т.д. в общем мы должны за это время успевать, но когда у тебя впереди, например,«сто пятый» автобус, «сорок второй», который едет впереди тебя от начала и до конца, нет возможности успеть вовремя. Каждый автобус по 3-4 минуты стоит на остановке. Бывает и больше. И вот каждый так стоит, ждет человека. Получается минут по 9-15 нас могут держать на каждой остановке, а мы должны успеть за отведенное время. Дальше ты эти 9-15 минут должны мы нагнать, а дороги разбиты, машины изношены, ломаем рессоры, колеса, все, что есть таким образом.

Мы говорим начальству, вина именно в них. Они ваши деньги «воруют», потому что мы не можем с ними бороться из-за привязанности к проводам. Большие автобусы спереди встали и ползут еле-еле, а мы объехать никак не можем, потому и опаздываем. Приехал, опоздал, получил крест. За этот крест нас лишают премии и депо в деньгах теряет. Решили, в общем, это доказать новому генеральному. Доказать, что Абрамов здесь ни причем. Что нужно совместно эту ситуацию отрегулировать. Однако, генеральный нас не услышал. Говорит: «Нет, я свое решение менять не буду. Если вас не устраивает, пишите заявление. Сейчас я вам его и подпишу».

— Какие действия сейчас предпринимает профсоюз для того, чтобы противостоять начальству? Была же уже итальянская забастовка, а дальше?

— Дальше мы ходили на рабочую группу, разговаривали с депутатами. Неделя на рассмотрение наших требований.

— Скажите пожалуйста, как проходит итальянская забастовка, учитывая специфику вашей работы?

— Мы отказывались выходить на технически неисправных троллейбусах, не вышли на несколько рейсов так. В дальнейшем, если не предпримут меры, мы будем останавливать транспорт.

— Оказывается ли на вас какое-то давление со стороны работодателя или его защитников?

— Оказывается давление. Сегодня заявили, что конкретно нам запретили выходить сверхурочно, то есть третий день. То есть, если бы начальство было заинтересован в работе предприятия, то в условиях нехватки людей и нашей низкой стандартной зарплаты, никто бы так не поступил. Но им важно выдавить профсоюз. Ну и пишут про нас много статей. Переходят к личностям. Про меня конкретно писали о том, что я зарабатываю по 40 тысяч. Да, у меня есть эта зарплата, но они не пишут о том, что я работаю тут 3:1 и выполняю двойную норму часов.

— Весь рабочий коллектив вас поддержал?

— Да, активно поддерживают товарищи. Настрой боевой. Сейчас небольшая пауза, недельная. Надеемся, вопрос решат в нашу пользу и будет все хорошо на предприятии. Люди хотят работать, но зарплаты нет и многие уходят. Многие получают права на курсах, приходят, видят, что зарплата заявленной не соответствует. Все время говорят, мол ты первый месяц работаешь, там где-то потом будет нормальная и так кормят завтраками пока человек не уходит.

— Вы не пытались подключать к протесту другие депо?

— К нам подключились ленинское и заводское депо. «Саратовгортранс» нас поддерживают. Ленинское, кировское трамвайное депо тоже. Нам бы хотелось, чтобы и другие предприятия тоже нас поддержали. Мы хотим полноценно работать, хотим поднять предприятие. Потому что видим, что оно разваливается. С 94 года все рушится в транспорте. Сколько депо, сколько маршрутов закрыли. Нам обещают, что будет лучше, но становится только хуже. Молчать уже устали.

— Пускают ли независимых активистов на на защиту ваших интересов за круглым столом?

— Нет, конечно. Хотелось бы, но не пускают. Пускают журналистов. Мы надеялись, что они помогут осветить проблему, но после встречи к нам даже никто не подходил из СМИ. Только потом мы прочитали, какие мы все плохие. Надеемся, что нас услышат.

— У вас есть официальный профсоюз в депо?

— Да, есть. Его нельзя бесполезным назвать, потому что его как бы по существу и нет. Он у нас действует с 2004 года и за это время мы были только на двух собраниях, которые профсоюз называет конференциями. Мы даже не знали, что это за конференции. Взносы туда платим и единственное, что мы от них получаем — подарок на новый год, который стоит… Даже стыдно говорить. Были даже такие случаи, что и этой подачки не давали.

— Почему вы обратились за помощью к депутатам от КПРФ?

— Мы писали письма и в «Единую Россию», и Володину писали, но ответов нам никто не дал. Мы обратились к Николаю Бондаренко за помощью и он откликнулся.

— Как конкретно вам помогает Николай и КПРФ? Помимо организации профсоюза они дали вам связи или контакты крупных профсоюзных организаций для лучшей координации и взаимодействия?

— Нет, никаких связей и контактов. Сказал, что мы будем профсоюзом. Так что скажем так, помог морально.

В завершении работники рассказали про нового генерального директора и его методы оптимизации предприятия:

— Один в поле не воин. Наш генеральный директор так не считает. Когда он пришел, мы долгое время даже не знали его имя отчество. Он даже не представился перед коллективом, не пришел к коллективу, не попытался разобраться с проблемами на местах. Он просто пришел и сделал, как он сам сказал, «ротацию кадров». Все, кто пришли к нам на руководящие места работали ранее совместно. То есть пришел генеральный директор, привел своих друзей и вынудил уволиться опытных управляющих. Все новые директора работали раньше в сфере, которая к нашему предприятию да и вообще к нашей деятельности отношения никакого не имеет. Они не знают специфику и даже элементарные вещи. Не знают даже того, что троллейбус задним ходом не может ехать. Не знают приборов, будто первый раз все это видят. Как с такими начальниками работать? Это может быть банально опасно. За Абрамовым уже многие ушли. Все, кто давно здесь работал. Генерального директора, видимо, нам назначили такого, с которым проще договориться. Раньше он управлял «ДомСтроем» и на нем еще незакрытое уголовное дело за то, что он допустил потраву собак в ходе работ. Он попытался решать все вопросы в одиночку, не обращаясь к коллективу и получилось так.