Наши принципы

Время от времени сталкиваясь как с искренними вопросами сторонников, так и спекуляциями наших противников на тему нашей организационной и политической позиции по ряду вопросов, мы решили кратко изложить наши взгляды на некоторые темы. В данной заметке мы постараемся наиболее популярно раскрыть нашу позицию по основным организационным о политическим вопросам с которыми к нам обращались.

Классовая борьба, партия и политическая программа

Мы убеждены, что рабочий класс – единственный последовательно революционный класс в современном обществе. Это единственный класс, способный покончить с безумием капиталистического господства на международном уровне. Основная задача коммунистического авангарда заключается в том, чтобы привить классу (особенно его важнейшему компоненту — промышленному пролетариату) сознание своей исторической роли. Мы категорически отвергаем всяческие словоблудия и антиисторические концепции, выдвигаемые центристами и реформистами, апологетами теории «малых дел» и сектантами, которые видят в той или иной отдельной непролетарской части населения более «современного» проводника социального прогресса.

Освобождение пролетариата и вместе с тем уничтожение материальной основы всех форм социального угнетения связано с вопросом о политическом руководстве. Любые «социалистические» группы и конкретные лидеры в конечном итоге могут быть носителям двух типов программам: программы реформ или программы социальной революции. Предполагая «практичную и реалистичную» стратегию постепенного смягчения неравенства классового общества в рамках капитализма, реформизм действует для примирения рабочего класса с потребностями капитала. Революционный марксизм, напротив, основан на понимании фундаментального противоречия между капиталом и трудом, и происходящей из этого необходимостью экспроприации буржуазии рабочим классом в качестве предварительного условия для любого серьезного общественного прогресса.

Ключевое различие между революционной организацией и центристской или реформистской находится не столько в абстрактных формулировках конечных целей и задач, сколько в позициях, которые каждая из них продвигает в конкретных ситуациях классовой борьбы. Реформисты и центристы приспосабливают свои программные положения под каждое новое событие и обстоятельство, лишь следуя в хвосте иллюзий и предрассудков как «усреденнной» публики, так и мейнстримной политики. Но роль революционера заключается в том, чтобы показать рабочим и угнетенным путь, лежащий за пределами традиционных предубеждений или навязываемых самой властью рецептов.

«Программа должна отражать объективные задачи рабочего класса, а не требования вытекающие из сиюминутной отсталости сознания рабочих. Она должна отражать общество как таковое, а не нынешнюю отсталость рабочего класса. Она — инструмент преодоления отсталости … Мы не можем откладывать или изменять объективные условия, которые не зависят от нас. Мы не можем гарантировать, что массы разрешат кризис, но мы должны показать ситуацию именно так, как она есть, и в этом – суть программы». (Троцкий Л.Д. «О политической отсталости американских рабочих». 1938 г.)

Мы стремимся укоренить коммунистическую программу в рабочем классе путем действия в профсоюзах и работы с массовыми классовыми политическими организациями. Эти объединения должны активно участвовать в любой борьбе за даже за скромные улучшения положения рабочих. В то же время мы стремимся привлечь наиболее политически сознательных рабочих на позицию мировоззрения которое выходит за рамки борьбы по отдельным экономическим вопросам и обращается к актуальным политическим вопросам дня таким образом, что оно указывает на необходимость устранения анархии производства с целью получения прибыли и замены ее рациональным, плановым и демократически организованным производством, ориентированным на полноценное удовлетворение человеческих потребностей.

Наше участие в массовых кампаниях и работа с массовыми организациями пролетариата основаны на Переходной программе, принятой учредительной конференцией Четвертого Интернационала в 1938 году. В определенном смысле для марксистов не может быть такой вещи, как «законченная программа». Необходимо принимать во внимание исторические события последних десятилетий и необходимость решения новых проблем, связанных с конкретной борьбой рабочего класса и угнетенных слоев общества в настоящее время. Тем не менее, по своей сути, программа на которой был основан Четвертый Интернационал сохраняет всю свою актуальность, потому что она выдвигает коммунистические способы решения объективных проблем, стоящих сегодня перед рабочим классом, в контексте неизменной необходимости установления пролетарской власти.

Демократический централизм, авангард и «широкая левая»

Наш организационный принцип открыт и ясен: революционная организация должна быть строго централизована, а руководящие органы имеют полную власть руководить работой нижестоящих органов и индивидуальных членов. Организация должна иметь исключительное право на руководство общественно-политической деятельностью своих членов. Ее членам гарантировано право полной демократии во внутренней дискуссии (то есть право вести внутриполитическую борьбу с целью изменить политическую линию организации или сменить существующее руководство). Внутренняя демократия — это не декоративный излишек и не просто предохранительный клапан для выпуска пара. Это критически необходимая особенность для партии революционного авангарда, если она действительно хочет овладеть искусством классовой борьбы. Это также главный способ ковки революционных кадров. Право на демократию внутри организации является единственной гарантией от политического перерождения революционной организации.

Попытки замаскировать основополагающие различия и размыть границы политического размежевания могут лишь ослабить и дезориентировать революционную партию. Организацию, объединенную беспринципными компромиссами, консенсусом по наименьшему общему знаменателю и программной размытостью (вместо принципиального программного соглашения и борьбы за политическую ясность), разобьет на части первая же серьезная буря классовой борьбы или даже отдельный политический вызов требующий принятия четкого и принципиального решения. Этот тезис был наглядно подтвержден совсем недавней историей таких организаций как Левый фронт, РСД, Левый блок и т.д. И наоборот, организациям в которых запрещено выражение различных позиций, суждено обратиться в окостенелые, иерархические и безжизненные секты, все более и более оторванные от живого движения трудящихся масс и неспособные готовить политические кадры, необходимые для выполнения задач революционного авангарда.

Рабочая демократия

Революционные марксисты, отличающиеся тем, что они говорят рабочим правду, могут извлечь выгоду только из открытого и прозрачного политического столкновения между различными конкурирующими тенденциями в левом лагере. Иначе обстоит дело с реформистами, лево-правыми и центристами. Сталинисты, социал-демократы, «широкие левые», профсоюзные бюрократы и другие оппортунистические течения в рабочем движении уклоняются от революционной критики и стремятся предотвратить политические дискуссии и дебаты разными методами, вплоть до скандалов, угроз и применения насилия в организации.

Мы выступаем против насилия и привилегий внутри левого и рабочего движения, отстаивая право каждого на защиту своих принципов. Мы также выступаем против использования «мягкого» насилия, т.е. клеветы, подлогов и интриг, которые идут рука об руку с физическими атаками (или готовят почву для таковых). Клевета и насилие внутри рабочего движения совершенно чужды традициям революционного марксизма, потому что их функция — подавление сознательности, являющейся одной из основополагающих предпосылок освобождения пролетариата.

Государство и революция

Вопрос о государстве является центральным в революционной теории. Марксизм учит, что капиталистическое государство (в конечном итоге «особые отряды вооруженных людей», формируемые для защиты буржуазной собственности) не может быть просто «взято» для служения интересам трудящихся в его нынешнем виде. Власть рабочего класса может быть установлена только путем разрушения существующего буржуазного государственного аппарата и замены учреждениями, занимающимися защитой пролетарской общественной собственности.

Мы категорически против того, чтобы буржуазное государство вмешивалось в дела рабочего движения. Марксисты выступают против всех политических и профсоюзных «реформаторов», которые лишь стремятся получить свою долю от бюрократической коррупции и в капиталистических судах. Мы стоим за массовые боевые профсоюзы постольку, поскольку они есть школа борьбы и самоорганизации рабочего класса – первый шаг на пути к организации рабочего класса в силу способную взять власть.

Обязанность революционеров — показать рабочему классу что государство является не беспристрастным арбитром между конкурирующими общественными интересами, а оружием в руках капиталистов. Соответственно, марксисты выступают против всяких «запретительских» законов и полицейщины буржуазного государства именно потому, что таковые будут в первую очередь и с наибольшей силой направлены против рабочего движения. Эти законы неизменно используются гораздо более агрессивно против рабочего движения и левых, чем против разного рода фашистских подонков, составляющих ударные войска капиталистической реакции. Наша стратегия борьбы с фашизмом состоит не в том, чтобы призывать к помощи буржуазного государства, а в том, чтобы мобилизовать силы рабочего класса и угнетенных на активные действия, чтобы сокрушить фашистские движения в зародыше. Как отметил Троцкий в «Переходной программе»: «Борьба против фашизма начинается не в либеральной редакции, а на заводе и кончается на улице».

Перманентная революция

За последние пятьсот лет капитализм создал единый мировой экономический порядок с международным разделением труда. Мы живем в эпоху империализма — эпоху упадка капитализма. Опыт прошедшего века показал, что национальные буржуазии неоколониального мира неспособны выполнить исторические задачи буржуазно-демократической революции. В целом, для этих стран не существует пути независимого капиталистического развития.

В неоколониальных странах достижения классических буржуазных революций Европы и Северной Америки могут быть воспроизведены только путем разрушения капиталистических отношений собственности, разрыва с мировым империализмом и установления общественной собственности рабочего класса на средства производства. Любые разговоры о возможности «буржуазно-демократических» революций на современном этапе – бессмысленное трепание языком, работающее в интересах классового врага. Только социалистическая революция – революция в том числе против национальной буржуазии — может привести к качественному развитию производительных сил.

Мы отвергаем сталинско-меньшевистскую концепцию «двух стадий», предполагающую подчинение рабочего класса и его организаций «прогрессивным» группам буржуазии. Мы стоим за полную и безоговорочную политическую независимость пролетариата в каждой стране. Все без исключения национальные буржуазии «третьего мира» выступают в качестве агентов империалистического господства. Их интересы исторически гораздо более тесно связаны с банкирами и промышленниками метрополий, чем с их собственными эксплуатируемыми народами.

Троцкисты предлагают военную, но не политическую поддержку мелкобуржуазным националистическим движениям до той степени, пока они в целом отражают интересы рабочего класса. Например, в 1935 году троцкисты выступали за военную победу Эфиопии над итальянскими захватчиками. Однако большевики-ленинцы не могут автоматически определить свою позицию в войне между двумя буржуазными режимами по их относительному уровню развития (или недостаточному развитию). В конечном счете мы призываем трудящихся всех стран повернуть оружие против собственной буржуазии, наживающейся на военных заказах и массовой бойне «рабочих в солдатской форме».

Терроризм и партизанская война

Наша стратегия революции — это массовое пролетарское сопротивление. Мы отвергаем партизанскую войну и индивидуальный террор как стратегические методы (признавая, однако, что при определенных условиях первая может иметь некоторую тактическую ценность), поскольку они отводят организованному рабочему классу роль пассивного наблюдателя. Партизанское движение, возглавляемое радикальными мелкобуржуазными интеллектуалами, не может заместить собой и окончательно установить политическую власть рабочего класса независимо от субъективных намерений его руководства.

После окончания Второй мировой войны несколько раз было продемонстрировано, что при благоприятных объективных обстоятельствах партизанские движения могут успешно искоренить политическое господство капиталистов. Тем не менее, поскольку они не основаны на массовой мобилизации организованного рабочего класса, лучшим результатом такой борьбы является установление лево-националистических, бюрократических режимов, качественно идентичных продукту сталинского вырождения Октябрьской революции (как случае Югославии, Кубы, Вьетнама, Албании и Китая). Такие «деформированные рабочие государства» требуют последующего совершения пролетарских политических революций, чтобы открыть путь к полноценному социалистическому развитию.

Проблемы отдельных угнетенных подгрупп рабочего класса

Современная буржуазная идеология разобщает рабочий класс по расовому, сексуальному, национальному и другим признакам. И все же расизм, национальный шовинизм и сексизм – это формы поведения порожденные в первую очередь не генетически, а общественно. Независимо от их нынешнего уровня сознания и сознательности, у рабочих всего мира есть одна общая черта: они не могут кардинально изменить свое положение как класс, не ликвидировав социальную основу всех форм угнетения и эксплуатации. Это материальная основа марксистского утверждения о том, что пролетариат имеет своей исторической миссией ликвидацию классового общества и тем самым искоренение всех форм угнетения.

В России борьба за рабочую власть неразрывно связана с борьбой за освобождение и права рабочих-мигрантов и представителей малых этнических групп. Разделение между русскими и не русскими рабочими, местными и гастарбайтерам, является препятствием для развития классового сознания. Культивация разделения и национального шовинизма – одно из орудий буржуазии, направленных на политическое ослабление рабочего класса в целом. Борьба за освобождение этнических меньшинств и трудящихся мигрантов играет важную роль в строительстве революционного авангарда в России.

Угнетение женщин коренится в нуклеарной семье — основной и необходимой ячейке буржуазного общества. Борьба за полное социальное равенство женщин имеет стратегическое значение во всех странах мира. Схожей формой особого угнетения является то, что испытывают гомосексуальные люди, которых преследуют за неспособность соответствовать половым ролям, диктуемым консервативной «нормальностью» нуклеарной семьи. Вопрос о правах сексуальных меньшинств не является стратегическим и самодовлеющим, но, вместе с тем, коммунистический авангард должен противостоять любым дискриминационным мерам, направленным против них в соответствии с принципом, что притеснение даже отдельных групп трудящихся по отдельным признакам (этническим, половым т.д.) — есть атака на рабочий класс в целом и его интересы.

В профсоюзах коммунисты борются за полноценный равный доступ ко всем рабочим местам, за программы по набору и повышению квалификации для всех наемных работников без различия по полу и этническому признаку, равную оплату за равный труд и право на трудоустройство для всех. Историческая ответственность коммунистического авангарда состоит в том, чтобы бороться за объединение рабочего класса ради его общих классовых интересов против искусственного разделения, продвигаемого в капиталистическом обществе. Это означает продвижение интересов наиболее эксплуатируемых и угнетенных, неустанную борьбу против любых проявлений дискриминации и несправедливости.

Угнетенные слои населения не могут освободиться независимо от пролетарской революции, то есть в рамках социальной системы капитализма, которая сама же увековечивает их угнетение. Как отметил Ленин в «Государстве и революции»:

«Только пролетариат, — в силу экономической роли его в крупном производстве, — способен быть вождем всех трудящихся и эксплуатируемых масс, которые буржуазия эксплуатирует, гнетет, давит часто не меньше, а сильнее, чем пролетариев, но которые не способны к самостоятельной борьбе за свое освобождение».

Мы живем в классовом обществе, и программа всякого общественного движения должна, в конечном счете, представлять интересы одного из двух классов, обладающих потенциалом для управления обществом: пролетариата или буржуазии. В профсоюзах буржуазная идеология принимает форму узкого экономизма, поддержки «производительных капиталистов» и «социального партнерства»; в движениях угнетенных меньшинств она проявляется как интерсекционализм. Общее между мелкобуржуазным национализмом малых наций, интерсекционализмом и другими формами партикулярной идеологии — то, что все они ищут корень угнетения в чем-то отличном от системы капиталистической частной собственности, уводя внимание угнетенных от корня проблемы.

Стратегия строительства марксистской партии подразумевает борьбу за привлечение как можно большего числа людей к перспективе пролетарской революции и вытекающей из этого необходимости построения единой авангардной партии трудящихся.

Национальный вопрос

Марксизм и национализм — два принципиально противоположных мировоззрения. Мы поддерживаем принцип равенства наций и выступаем против любых привилегий для какой-либо нации. В то же время марксисты отвергают все формы националистической идеологии и приветствуют всякое слияние наций, кроме того которое основано на насилии и угнетении. Марксистская программа по национальному вопросу — это прежде всего программа, призванная снять национальный вопрос с повестки дня и порвать с иллюзиями «национальной солидарности» мелкобуржуазных националистов.

В «классических» случаях национального угнетения (например, на Кавказе) мы отстаиваем право на самоопределение, не обязательно выступая за его осуществление. В более сложных случаях, когда два народа перемежаются или «взаимопроникают» на одной географической территории (Украина, Татарстан, Башкирия), мы утверждаем, что право каждого на самоопределение не может быть реализовано справедливо в рамках отношения капиталистической собственности. Однако, ни в одном из этих случаев народ угнетателей не может быть буквально приравнен к угнетаемому народу.

Как кавказские или поволжские народы, так и русские являются классово-дифференцированными народами. У тех и других есть буржуазия, мелкая буржуазия и рабочий класс. В отличие от либеральных моралистов, ленинцы не оказывают простую некритическую поддержку национализму угнетенных народов (или мелкобуржуазным политическим группам, которые продвигают его), поскольку сам по себе он не разрешает проблемы эксплуатации наемных работников и даже укрепляет власть националистической буржуазии над угнетенными. Пролетарии угнетаемых наций не могут принципиально изменить своего положения не перешагнув за узкие национальные и этнические рамки, что в равной степени относится к пролетариям наций-угнетателей.

Капитуляция перед мелкобуржуазным национализмом побудила большую часть левых поддержать арабские режимы против израильтян в войнах 1948, 1967 и 1973 годов. Сходное явление мы можем наблюдать в современности на Донбассе. По сути, это были межкапиталистические войны, в которых рабочим и угнетенным этих стран нечего было выигрывать – с обеих сторон именно они всегда оказывались проигравшими. Мы считаем принципиально ошибочным путем для коммунистов занимать сторону той или другой национальной буржуазии (русской или украинской, например), даже из принципа «меньшего зла». Мы твердо убеждены, что первейшая задача рабочих всех стран – объединиться по классовому признаку и обратить штыки против «своих» и «чужих» капиталистов.

Народные фронты

Политика «народных фронтов» (то есть избирательный блок между рабочими организациями и представителями буржуазии) является классовой изменой. Революционеры не могут оказывать никакой поддержки, хотя бы и «критической», прямым представителям интересов чуждого класса.

Тактика поддержки конкретных буржуазных кандидатов реформистскими (например, КПРФ) рабочими партиями основана на противоречии, присущем таким партиям: противоречии между их реформистской программой и их рабочей социальной базой. Когда социал-демократическая или сталинисткая партия входит в коалицию или избирательный блок с буржуазными или мелкобуржуазными партиями или кандидатами, это противоречие пытаются затушевать «во имя коалиции». Член реформистской рабочей партии, который выдвигается на выборах на основе подобного объединения, сознательно или невольно содействует предательству интересов своего класса. Таким образом, мы исключаем возможность применения тактики поддержки буржуазных кандидатов. Наша политика – единый рабочий фронт против буржуазии.

За строительство мировой рабочей партии!

Троцкизм — это революционный марксизм нашего времени. Это политическая теория, основанная на опыте более чем полутора веков рабочей борьбы. Октябрьская революция 1917 года стала ее историческим подтверждением. После бюрократического удушения большевистской партии и Коминтерна сталинистами, традиция ленинизма (практика и программа русской революции) была сохранена левой оппозицией.

Троцкистское движение зародилось в борьбе за революционный интернационализм против реакционно-утопической концепции «социализма в одной стране». Необходимость революционной организации на международной основе проистекает из глобальной организации самого капиталистического производства. Революционеры каждой конкретной нации должны руководствоваться международной стратегией, которая может быть разработана только путем построения международной организации и руководства рабочего класса. Патриотизму буржуазии, а так же ее социал-демократических и сталинских спутников, троцкисты противопоставляют бессмертный лозунг революционера Карла Либкнехта: «Главный враг в своей стране!». Мы стоим на основных программных заявлениях, принятых на учредительной конференции Четвертого Интернационал, документах первых четырех конгрессов Коммунистического Интернационала, а так же учредительных заявлениях Комитета за рабочий интернационал (1974 г.) и Международной марксистской тенденции (1992 г.)

В настоящий момент Международная марксистская тенденция объединяет более 40 национальных секций по всей планете от Запада до Дальнего Востока. Во всем мире мы демократически координируем нашу работу и стремимся к построению мировой революционной партии рабочего класса, цель которой — реализация программы пролетарской революции во всем мире.

Присоединяйтесь к нам и включайтесь в общую борьбу трудящихся России и мира!