«Новый лейборизм» — старая гангрена на теле социалистического движения Великобритании

Проанализировав все эти 18 месяцев зарождения, становления и вырождения в Лейбористской партии реакционной бюрократии под предводительством Кира Стармера, можно сделать лишь один верный вывод: началась полномасштабная реставрация торжества уже малость забытых оппортунизма и правоуклонизма, объединённых в 1994 году Тони Блэром в общий ковчег «Нового лейборизма».


И сейчас, когда не успели ещё до конца умолкнуть громкие фанфары внутренних репрессий, направленных против, пожалуй, самого известного левого политика Британского острова и по совместительству прежнего лидера лейбористов, Джереми Корбина, как уже тот же оркестр заиграл тревожный бас в сторону фракции подлинных большевиков-ленинцев, энтрированной в массовую рабочую партию для распространения и качественного донесения марксистской теории до пролетарских масс. «Социалистический призыв», британская секция ММТ («Международной Марксистской Тенденции»), в ходе чистки по несостоятельным и по большей части сфабрикованным обвинениям, была исключена из Лейбористской партии со всеми своими членами и активами[1]. В этом по сути своей и кроется основная симптоматика «Нового лейборизма», пестрящая всеобъемлющей ненавистью в сторону реальных авангардов рабочего класса, а также всячески строящая мосты подхода к неолиберальной гегемонии. И именно поэтому достойные левые, а особенно марксисты, не могут позволить себе игнорирование возрождения этой линии беспринципности, политической проституции и приспособленчества в Лейбористской партии, которая сама прежде всего вышла на свет из объединения нескольких тред-юнионов трудящегося большинства.

Что такое «Новый лейборизм» и с чем его едят прихлебатели однопроцентного меньшинства

В чём же состоит тот самый феномен «Нового лейборизма»?

Начнём с того, что главным идеологом этой риторики предательства воли и интересов рабочего класса выступил, как уже отмечалось выше, новоизбранный в 1994 году лидер Лейбористской партии Тони Блэр. Фактически «Новый лейборизм» стал детищем автора Энтони Кросленда, партийных руководителей Тони Блэра и Гордона Брауна, а также организаторов предвыборных кампаний Питера Мендельсона и Алистера Кэмпбелла. Само течение было образовано из идеи социолога Энтони Гидденса о «третьем пути», то бишь о кровосмешении экономических систем капитализма и социализма. При Блэре Лейбористская партия отмежевывается от своих старых принципов крепкой связи с профсоюзным движением, уходя на другую параллель — параллель привлечения избирателей «среднего класса». Проще говоря, партийный манифест 1996 года стал рассадником клише правой социал-демократии, из лозунгов лейбористов было полностью убраны слова «равенство» и «социализм», а основная политика скатилась к поддержке главенства рыночных отношений. Как отмечала Анджела Игл[2], ныне одна из известных деятельниц фракции «мягких левых» в Лейбористской партии, самым большим внутренним провалом «Нового лейборизма» была неспособность изменить политические условия торговли в Великобритании, а также положить конец господству капитала над трудом, вызванным войной Маргарет Тэтчер с тред-юнионами. Сам Блэр как-то сказал о реформах Железной леди: «… Я всегда думал, что моя работа заключается в том, чтобы опираться на некоторые вещи, которая она сделала, а не отменять их». И когда Блэр стал премьер-министром в 1997 году, он не смог ограничить самонадеянную власть работодателей и крупных корпораций. Это была огромная упущенная возможность. Кроме того, при Блэре было совершено безосновательное военное вторжение британских войск в Ирак, которое практически поставило крест на его политической карьере. Подводя итоги, можно сказать, что «Новый лейборизм» при премьерствах сначала Блэра, а потом уже его соратника Брауна стал, выражаясь словами известного марксистского историка современности, Перри Андерсона[3], сплошным разочарованием, поскольку скорее расширил общие параметры тэтчеризма, чем отказался от него. Политика экономического консенсуса провалилась, не сумев или даже не желая исполнять волю трудящегося большинства по хотя бы маломальскому избавлению из-под бремени буржуазной эксплуатации и отчуждения.

Теперь же, если говорить конкретно, то исключение достаточно крупной группы троцкистов из Лейбористской партии не явилось чем-то особенно удивительным. Выдворить марксистов или иных достойных левых пытались практически все правые лидеры партии. Сначала Киннок и Смит, потом Блэр и Браун неизменно начинали вопить о внутренних «маргиналах» и «радикалах», от которых «молниеносно нужно избавиться, если мы хотим перейти в стадию партийного обновленчества». Но в итоге им попросту не удавалось этими жалкими административными кульбитами задавить в Лейбористской партии реальную левую силу, не удастся это сделать и сейчас!

Левый поворот Джереми Корбина

 

Если смотреть исторически, то полный разгром всем пережиткам «Нового лейборизма» и линии Блэра в частности нанесла победа Джереми Корбина на выборах лидера партии в 2015 году. Именно с победой Корбина лейбористы вступили в новую веху своей истории, на новый путь ведения внутреннего управления и внешней агитации. Всё это стало комбинированным возвращением к идеалам так называемого «Старого лейборизма», о котором с гордостью и улыбкой на лице могли вспомнить такие партийные ветераны, как Пол Флинн и Дэннис Скиннер. В партию, наконец, пошёл поток всех ранее исключенных, а также вышедших несогласных с левоцентристской и леволиберальной риторикой бывшего лейбористского руководства. Партия полностью отказалась от финансирования буржуазными верхами своей основной деятельности, взяв твердый курс на безоговорочное первенство партийных взносов. Был написан новый, более радикальный манифест 2017 года и еще более категоричный в 2019 году. Короче говоря, установилось здоровое торжество левого демократического социализма, которое предвещало лейбористам настоящую победу на ближайших выборах. Но все благие надежды разрушил Референдум по вопросу о членстве в Европейском Союзе 2016 года, на котором большинство британцев проголосовало за Brexit. И Корбину, в прошлом ярому евроскептику, а ныне лидеру достаточно разношерстной партии, при выборе своей позиции по этому вопросу пришлось прислушиваться как к левому, так и к правому крылу. К сожалению, и там и там он встретил агульных еврооптимистов. Правые социал-демократы абсолютно не понимают неолиберальной сущности Евросоюза, а левые демократические социалисты вполне признают ее, но надеятся на реформацию устоев и создание «социальной Европы». Таким образом, Джереми Корбин занял сухую и неопределённую позицию, которая по итогу привела лейбористов к ужасающему поражению на выборах в 2019 году, чего по масштабу партия не испытывала с 1935 года. По старой британской традиции, Корбин ушел в отставку, дав старт внутренней избирательной кампании на пост лидера. Двумя основными претендентами на лидерство в Лейбористской партии стали Теневой министр по вопросу выхода Соединенного Королевства из Европейского Союза, всем ныне известный Кир Стармер, и член Socialist Campaign Group, занимавшая при лидерстве Корбина ряд должностей в Теневом правительстве, Ребекка Лонг-Бейли. Иронично, что оба кандидата решительно настаивали на своей преемственности курсу Джереми Корбина, но в несколько различных пропорциях. Стармер, как прежде всего «мягкий левый», говорил о «корбинизме с человеческим лицом», поддерживая курс манифеста 2017 года и признавая огромные заслуги самого Корбина перед всей партией. Лонг-Бейли заявляла о настоящей необходимости продолжения и даже последующей радикализации корбинистского манифеста 2019 года, являясь в этом отношении самой левой кандидатурой на пост лидера лейбористов. Победу одержал Стармер, так как его поддержали как более правые и умеренные члены партии, так и некоторые левые деятели.

Сэр Кир в качестве левого политика

Но кем был когда-то и стал теперь Кир Стармер на арене левого политического спектра Британского Содружества?

Стармер родился в семье рабочих, члены которой издавна были сторонниками лейбористов. Он даже был назван в честь первого парламентского лидера партии, Кира Харди. Уже в подростковом возрасте Стармер активно участвовал в лейбористской политике, являясь членом организации «Молодые социалисты» Восточного Суррея. С 1986 по 1987 год Кир редактировал радикальный журнал Socialist Alternatives («Социалистические Альтернативы»), в ходе работы в котором успел взять интервью у основателя Socialist Campaign Group, Тони Бенна. Британский экономист и журналист Пол Мейсон приписывал этому изданию троцкистский окрас[4]. Что же это получается? Стармер когда-то был по-настоящему левым? Да, это действительно так. Кир прошел длинный путь вырождения своих идеологических взглядов и своей принципиальной позиции. За 36 лет он смог превратиться из радикального левого активиста в деятеля правой социал-демократии, грозящего теперь всей Лейбористской партии возвращением к ужасающему курсу блэризма, который можно именовать сейчас не иначе, как «социальным тэтчеризмом». Стармер получил прекрасное юридическое образование в Лидском университете. В 2002 году он становится королевским адвокатом, а уже в 2015 году избирается депутатом в Палату Общин. Кир занимал ряд должностей в Теневом правительстве Джереми Корбина, а также принимал непосредственное участие в известном бунте против его руководства, заявляя, что «просто невозможно сейчас представить себе эффективную оппозицию без смены лидера». После переизбрания Корбина лидером лейбористов в 2016 году, принял пост Теневого министра по вопросу выхода Соединенного Королевства из Европейского Союза. После выборов 2019 года и ухода Джереми Корбина в отставку, был избран лидером партии с перевесом в 56,2% голосов.

Что принесло партии лидерство Стармера

Для общей полноты картины необходимо кратко проследить всю хронологию лидерства Кира Стармера в Лейбористской партии, и убедиться на показательных примерах, что этот человек является не только карьеристом, но прежде всего и главным образом лицемером.

  • 4 апреля 2020 года — Кир Стармер победил на выборах лидера Лейбористской партии с 56,2% голосов.
  • 8 апреля 2020 года — Кир Стармер сформировал свой Теневой кабинет, в который он включил бывшего лидера партии, предшественника Джереми Корбина, Эда Милибэнда, а также обеих кандидатов, которых он победил во внутрипартийных выборах.
  • 23 сентября 2020 года – три члена теневого кабинета – Оливия Блейк, Надя Уиттом и Бет Уинтер – выступили против позиции лейбористов воздержаться от принятия законопроекта о зарубежных операциях (Обслуживающий персонал и ветераны) и проголосовали против него. Все трое потеряли свои посты в Теневом кабинете.
  • 15 октября 2020 года – 34 лейбористских депутата, включая теневых министров Дэна Кардена и Маргарет Гринвуд и пять парламентских личных секретарей, выступили против позиции партии воздержаться в голосовании по законопроекту о скрытых источниках человеческой разведки (преступное поведение).
  • 29 октября 2020 года – экс-лидер лейбористов, главный левый политик Британского острова, Джереми Корбин, был отстранен от членства в партии в день публикации отчета независимой комиссии по равноправию о ситуации с жалобами на антисемитизм в Лейбористской партии. Комиссия постановила, что в период с 2016 по 2019 годы аппарат партии якобы не принимал серьезных мер по борьбе с антисемитскими высказываниями, не проводил расследований должным образом и зачастую спускал жалобы на тормозах. Корбин, реагируя на публикацию отчета, осудил проявления антисемитизма, но заметил, что считает проблему преувеличенной, в том числе по политическим мотивам. Сразу после этого партия выпустила заявление о приостановлении членства Корбина.
  • 17 ноября 2020 года – Корбин опубликовал новое заявление, в котором принес извинения всем, кого оскорбил своими словами. После этого он был восстановлен в Лейбористской партии. Тем не менее, Кир Стармер не вернул Корбину членство в парламентской фракции лейбористов. Стармер объяснил решение не восстанавливать членство Корбина в парламентской фракции лейбористов тем, что политик нанес ущерб кампании по борьбе с антисемитизмом в партии.
  • 11 марта 2021 года – Стармер начал избирательную кампанию на местные выборы, в которой выступали заместитель лидера Анжела Райнер, мэр Лондона Садик Хан, первый министр Уэльса Марк Дрейкфорд, лидер шотландских лейбористов Анас Сарвар и кандидат в мэры Западного Йоркшира Трейси Бребин. Партия сосредоточила свои предвыборные приоритеты на повышении заработной платы медсестрам.
  • 6 мая 2021 года – прошли местные выборы, а также до-выборы в округе Хартлпул. В ходе местной предвыборной избирательной кампании, консерваторы показали преобладание над лейбористами в 6-7%. Лейбористская партия не смогла удержать Хартлпул, который до этого был частью «Красной стены». Это связано с ошибкой Стармера, настоявшего на кандидатуре доктора Пола Уильямсона, который был ярым сторонником второго референдума о членстве в ЕС, однако избирательный округ Хартлпула поддерживал Brexit почти на 70%.
  • 9 мая 2021 года – Кир Стармер провел перестановки в своем Теневом Кабинете после разочаровывающих результатов для Лейбористской партии, включая историческое поражение на дополнительных выборах в Хартлпуле и потерю сотен членов советов на местных выборах по всей Англии. Главным результатом перестановок стало смещение заместительницы лидера партии Анджелы Райнер с поста председателя партии и координатора национальной кампании. Председателем партии стала Аннелиза Доддс, которую на посту Теневого канцлера казначейства сменила представительница блэристского крыла партии Рейчел Ривз, заявившая, что лейбористы должны стать партией бизнеса. Ник Браун был заменён на посту главного парламентского организатора лейбористов своим заместителем Аланом Кэмпбеллом. В ходе перестановок Валери Ваз была уволена с поста Теневого лидера Палаты Общин и заменена Тангамом Деббонаром, который, в свою очередь, сменил Теневого министра жилищного строительства Люси Пауэлл. Стармер также создал четыре новые должности Теневого госсекретаря для будущего работы (которые заняла Райнер): психического здоровья, детской бедности, молодежи и демократии.
  • 1 июля 2021 года – до-выборы в Батли и Спен. Несмотря на социологические опросы, которые указывали на победу консервативного кандидата, кандидатка от Лейбористской партии Ким Ледбитер получила мандат с уменьшенным большинством в 323 голоса. Ее старшая сестра, Джо Кокс, была депутатом от этого избирательного округа с мая 2015 года до своего убийства в июне 2016 года. После ее избрания, Ледбитер заявляла, что она была «кандидатом, которого боятся тори». Выбор кандидатуры Ледбитер казался спорным, поскольку Ледбитер была выбрана, несмотря на то, что вступила в партию только в последние недели; правило, требующее, чтобы кандидаты были членами партии в течение года, прежде чем выдвигаться, было отменено.

Итак, серия серьезных ошибок Стармера привела партию к ряду поражений на местных выборах. И, как только они завершились, он поспешил буквально спихнуть всю огромную ношу ответственности на Анджелу Райнер, которая давно уже являлась проводником между «мягкими» и «жёсткими» левыми в Лейбористской партии. Его политически мотивированные выпады в сторону Корбина и его сторонников, а также выбранная умеренная риторика продемонстрировали, что Кир полностью предал идеалы манифеста 2017 года, с поддержкой которого он шёл на выборы лидера лейбористов. Руководство Стармера на данный момент серьезным образом отягощает весь партийный организм, скатывая его вниз по пути развития.

Окончательное перевоплощение «корбинизма с человеческим лицом» в «блэризм со звериным оскалом»

Другие две главные новости, связанные с Лейбористской партией, — это начало чистки против троцкистов и иных левых фракций, а также очень интересное интервью Кира Стармера, которое он дал изданию «Financial Times». И если с первым на данный момент стало уже всё предельно ясно, то второе лишь еще раз призвано подтвердить угрозу реставрации курса «Нового лейборизма» со стороны внутрипартийной бюрократии. Стармер отмечал в этом недавнем интервью, что он намерен вывернуть партию «наизнанку» после её поражения на всеобщих выборах 2019 года. Также он говорил, что лейбористы должны принять политическое наследие Тони Блэра, поскольку сам Стармер планирует осеннюю перезагрузку своего борющегося руководства. По заверениям Кира, партия должна «гордиться» достижениями последнего лейбористского правительства и, наоборот, не должна относиться к нему как к чему-то, что следует держать «на расстоянии вытянутой руки».

Иными словами, маховик партийной деградации запущен. И, как вполне было ожидаемо, Стармер начал свою репрессивную политику именно с левых, с революционных марксистов, которые на данный момент составляют весомую группу в Лейбористской партии. Исключение «Социалистического призыва» — это лишь часть огромного плана по низвержению подлинно левых принципов преодоления капиталистического гнета и утверждения социального равенства, который может как пройти в полной мере своего разрушительного гвалта, так и полностью обломиться на полпути уже в ближайшее время!

Предполагаемые события: осенний съезд

Серьезным испытанием для левого крыла лейбористов станет ближайший осенний съезд, на котором решится, как партия будет существовать в ближайшее время. Именно в ходе осеннего съезда и станет известно: будет ли маховик партийной деградации пущен полностью или хоть что-то но остановит его. По нашему мнению, в перспективе осеннего съезда у Лейбористской партии есть три варианта ближайшего будущего:

  1. Победа Стармера и правого крыла. К сожалению, самый вероятный вариант. При этом развитии событий на осеннем съезде будут приняты необходимые правому крылу партии поправки в партийный устав (повышение числа подписей представителей парламентской фракции для выдвижения на пост лидера, дабы в будущем заблокировать возможность выдвинуться кандидату от SCG), а также будет проведено организационное «перетряхивание» партии. Относительно второго — нет сомнений, что будут ослаблены позиции заместительницы лидера партии Анджелы Райнер и левого крыла вообще. При таком варианте ожидается полномасштабное наступление на все социалистическое, что только есть в Лейбористской партии и дальнейшее возвращение политических мумий 1997 и 2007 годов.
  2. Победа левого крыла. Под победой левых нами понимается проигрыш правых на ближайшем осеннем съезде и недопущение внесения ограничивающих норм на выдвижение их кандидатов в устав партии. Это позволит в 2024 году (так как именно тогда будут следующие парламентские выборы) выдвинуться на пост лидера какому-либо кандидату от SCG. Помимо этого, под победой левых мы понимаем организационное усиление левых и их победу на внутрипартийных выборах.
  3. Сохранение статус-кво.

Под сохранением статус-кво мы понимаем тот вариант, при котором в устав партии не будут внесены ограничивающие поправки, но вместе с тем и представители левого крыла организационно усилится также не смогут.

Вне зависимости от того какой из этих вариантов возобладает в ближайшем политическом будущем Лейбористской партии, мы выражаем глубокое сомнение, что она способна победить на выборах 2024 года, так как лейбористы в 2017 и 2019 годах не смогли победить даже под руководством социалиста Джереми Корбина, что позволяет выразить серьезные сомнения в возможности победы и попаданию на Даунинг-стрит, 10 Кира Стармера, которого, в отличие от Корбина, никто даже и не представляет себе премьер-министром.

Лейбористский фронт социалистов

Заключая, необходимо уже полноправно заявить, что сэр Кир Стармер, как прежде всего агент правящего класса, принял на себя непосильную тяжбу отлучения марксизма от массового рабочего движения! К сожалению, со времён исключения из Лейбористской партии фракции троцкистов Militant, таковой подход продемонстрировал свою сокрушительную неэффективность! Лейбористы прекрасно помнят историю партии, помнят и силу марксистской теории внутри «Старого лейборизма»! Хоть «Социалистический призыв» и лишился сейчас своей главной трибуны вещания, он не утомил своей деятельности, своей активной борьбы с капиталистическим миропорядком, ревизионизмом и правоуклонизмом, не отказался от тактики и стратегии энтризма! Он не прекратил своё взаимодействие с прогрессивной молодежью и людьми труда! Долг каждого сознательного социалиста внутри Лейбористской партии сейчас — это воспрепятствовать нарастающей «охоте на ведьм», опрокинуть бюрократический аппарат Стармера и привести партию к новому левому руководству! Как правильно отметил Роб Сьюэлл в своей статье под названием Britain: Marxism, the Labour Party and the witch-hunt («Великобритания: марксизм, лейбористская партия и охота на ведьм»)[5], лучшая форма защиты — нападение. Левые лейбористы должны объединиться и реальным напором выступить против восстановления устоев «Нового лейборизма», а также за свертывание внутрипартийных репрессий против марксистов! Рабочее движение обязательно одолеет касту правых бюрократов и вновь завоюет свою решающую роль внутри Лейбористской партии!

Примечания

  1. https://www.theguardian.com/politics/2021/jul/20/labour-votes-to-ban-four-far-left-factions-that-supported-corbyns-leadership
  2. http://0s.nrqwe33vojwgs43ufzxxezy.cmle.ru/2018/04/angela-eagle-new-labour-wasted-a-huge-opportunity-now-we-must-reject-market-fundamentalism/
  3. Перри Андерсон «Перипетии гегемонии», Издательство Института Гайдара, 2018 г., стр. 136.
  4. https://tendancecoatesy.wordpress.com/2020/01/08/comrade-paul-mason-backs-keir-starmer-and-socialist-alternatives/
  5. http://www.marxist.com/britain-marxism-the-labour-party-and-the-witch-hunt.htm

Иоанн Бузник, Александр Романов