[КНИГА] Россия: от революции к контрреволюции (Тед Грант)

Вступление к изданию 2017 года

О настоящей работе
Вопрос классовой природы СССР
Содержание настоящей работы

О настоящей работе

Данный труд был впервые опубликован в Лондоне двадцать лет назад, в марте 1997 года. Его автор — Тед Грант, ветеран британского марксизма. Падение Берлинской стены и общий кризис сталинизма вызвали к жизни вопросы о природе социализма и Октябрьской революции, как минимум, в самой России. Целью данной работы было прояснить эти вопросы, а также дать достойный ответ антисоциалистической пропаганде, основываясь на фактах, статистике и аргументированных доводах. Задача эта давно назрела перед тогдашним мировым социалистическим движением.

Проделенная работа не была пустой «зарядкой для ума», но подготовкой к будущим вызовам. Что являл собой Советский Союз, почему он распался, в каком направлении движется Россия сейчас? В данной работе Тед проливает свет на природу советского политического режима, установленного в ходе Октябрьской революции, раскрывает его внутренние противоречия, ищет предпосылки его взлетов и падений, указывает путь дальнейшего развития. Автор большую часть своей жизни посвятил изучению «русского вопроса» и был в высшей степени подготовлен для анализа этого вопроса с марксистских позиций. Являясь активным политическим последователем Льва Троцкого с момента зарождения Международной левой оппозиции, Тед Грант являлся ведущим популяризатором троцкизма. Значительная часть данной работы основана на работах Теда, созданных за период в более чем 50 лет.

Только марксисты оказались способны объяснить происходившие в России процессы, притом не постфактум, а с опережением в десятилетия. Напротив, труды буржуазных критиков социализма и их верных друзей сталинистов характеризовались полнейшим несоответствием реальности. С диаметрально противоположных точек зрения они приходили к одному и тому же ошибочному выводу — представляли сталинистский режим в СССР практически нерушимым монолитом, способным просуществовать сколь угодно долго.

Природу Советского Союза возможно объяснить только с помощью метода марксистского анализа. Уже на страницах Манифеста коммунистической партии Карл Маркс и Фридрих Энгельс объяснили, что движущей силой истории является развитие производительных сил. С этой точки зрения, национализированная плановая экономика СССР являла собой пример самой необычайной жизнестойкости в течение десятилетий. Те же перемены, которые он с собой принес, — беспрецедентны в истории человечества.

Само собой разумеется, что в качестве научного метода в данной работе выбран метод марксизма, метод диалектического и исторического материализма, поскольку только он несет с собой необходимые для анализа сложных и противоречивых процессов научные инструменты, позволяющие отделить случайное от необходимого, представление людей о самих себе от материальных интересов, которые они в конечном итоге отражают. Только с помощью таких инструментов возможно прийти к пониманию происходившего в СССР, понять, что происходит сейчас, и дать некоторые предварительные прогнозы дальнейшего развития.

Еще до начала Второй мировой войны, когда большинство буржуазных экспертов, наряду с апологетами Сталина, не видели ни единого просвета в броне «монолитного» советского режима, Лев Троцкий, лидер большевиков, высланный из страны Сталиным, утверждал, что сталинизм либо будет низвергнут революцией рабочего класса, либо, при определенных условиях, СССР ждет откат к капитализму.

Вопрос классовой природы СССР

Вопрос классовой природы СССР был центральным для всего марксистского движения на протяжении десятилетий. Только диалектический метод, который рассматривает исторический процесс в целом, выделяет противоречивые тенденции и поэтапно анализирует их, мог прояснить его. Хотя Грант и был единственным, кто предсказал распад Советского Союза еще в 1972 году, ни он, ни кто-либо другой не смогли предсказать ход последующих событий.

Это не должно нас удивлять. Немецкий поэт Гете однажды написал: «Суха теория, мой друг, но древо жизни пышно зеленеет». Глубокий анализ исторического процесса чрезвычайно сложен, не в последнюю очередь из-за влияния того, что марксисты называют «субъективным фактором», представляющим собой сознательное вмешательство людей в этот самый исторический процесс. Чтобы давать детальные прогнозы развития исторического процесса, нам понадобится не научный метод, но магический шар, которого, к сожалению, у нас нет.

Так, верно предсказав крах сталинизма, Тед Грант ошибочно полагал, что о восстановлении капитализма в России не могло идти речи. Действительно, на определенный период так и было. Необходимость плановой экономики прямо проистекает из кризиса мирового капитализма, именно она является в конечном счете единственным разрешением его противоречий. Но попытка повторного установления капиталистического режима в России представала как естественный вывод из кризисного состояния сталинизма.

На выводы Гранта сильно повлияло его убежденность в том, что, несмотря на десятилетия жестоких репрессий со стороны сталинского тоталитаризма, главные идеи Ленина и Октябрьской революции по-прежнему популярны в Советском Союзе. Он не верил, что капиталистическая контрреволюция добьется успеха. Но все прогнозы неизбежно носят условный характер. В то время, когда Тед писал эту книгу, процесс реставрации капитализма в России еще не был необратим. Было неясно, будет ли он доведен до конца, или же произойдет откат. Вопрос оставался открытым, и мы должны были действовать с должной осторожностью, путем последовательных оценок. По этой причине анализ Гранта носил алгебраический, а не арифметический характер.

Важным звеном логической цепочки Теда была его переоценка возможности кристаллизации т.н. «фракции Рейсса» (части сталинской бюрократии, вернувшейся на революционные позиции) и вероятности политической революции против бюрократии. Так называемая Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС) деградировала до такой степени, что ей стали совершенно чужды идеи и принципы Ленина и Октябрьской революции. Хотя в руководстве КПСС и присутствовали члены, выступавшие за возвращение к ленинскому курсу и даже смотревшие с симпатией в сторону троцкизма, эта фракция была чрезвычайно слаба и не имела никакого влияния на происходящее. Именно прокапиталистическое крыло бюрократии оказалось ведущей силой. В момент истины сталинисты оказались не способны защитить даже собственную систему.

Проблема, с которой мы столкнулись два десятилетия назад, была сравнима с задачей, вставшей перед Троцким в 1920-х и 1930-х годах и заключавшейся в необходимости проанализировать феномен сталинизма. Путь бюрократической контрреволюции периода 1923-1936 гг. изобиловал многими поворотными моментами. Последующие события, в том числе и окончательная победа Сталина, не были предрешены. Вплоть до 1933 году Троцкий говорил о возможности реформирования как советского государства, так и компартий других стран, что приводило к частым конфликтам с ультралевыми.

Троцкий описал процесс сталинистской контрреволюции на всех ее этапах, обнажив все ее противоречия, проанализировав противоборствующие тенденции как в советском обществе, так и внутри самой бюрократии и показав диалектическую взаимосвязь между происходящим в СССР и в остальном мире. Он скрупулезно прослеживал развитие Советского Союза на всех его этапах, показывая конкретный баланс классовых сил в стране, различные тенденции в компартии и их соотношение с различными классами, развитие мировой ситуации, экономики и субъективного фактора. Также верно и то, что его оценки видоизменялись в различные периоды.

Например, первоначально он характеризовал сталинизм как бюрократический центризм. На смену данному определению позднее пришло более точное — пролетарский бонапартизм. Подобные изменения не отражали каких-либо колебаний политической позиции Троцкого, но лишь то, как его анализ последовательно описывал процесс бюрократического вырождения.

Точно так же и разворачивавшаяся капиталистическая контрреволюция сопровождалась многими противоречиями и конфликтующими течениями. Успех ее ни в коем случае не был предрешен. Только спустя некоторое время ход контрреволюции достиг критической точки и количественные изменения перешли в качественные. Случилось это после экономического кризиса в России 1998 года. Большое влияние на ход событий оказал субъективный фактор, также важную роль сыграла Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ). В 1930-х годах Троцкий указывал на внутренние противоречия среди сталинской бюрократии (имея в виду фракции Бутенко и Рейсса). Бутенко был сталинским функционером, перешедшим на позиции фашизма, тогда как Игнатий Рейсс был офицером ГРУ, порвавшим со Сталиным и выступившим в защиту Троцкого и Четвертого интернационала, пав позднее жертвой покушения в Швейцарии.

Десятилетия бюрократического и тоталитарного правления сталинизма имели гораздо более ощутимое влияние на откат в сознательности масс, чем мы могли предполагать. Сталин превзошел все ожидания в деле разрушения и осквернения традиций большевизма. Самые передовые элементы рабочего класса были истреблены, и поскольку режим просуществовал гораздо дольше, чем ожидал Троцкий, сама память об идеях и принципах Октября была практически полностью вытеснена из сознания советских рабочих и молодежи.

Тот период стал почвой для семян капиталистической контрреволюции, которые зацвели пышным цветом десятилетия спустя. Субъективные же причины капиталистической контрреволюции имели глубокие корни в противоречиях между национализированной плановой экономикой и бюрократическим господством, душившим каждую клеточку советской экономики и общества. Процесс вырождения советской бюрократии, а также сложная взаимосвязь объективных и субъективных факторов блестяще описаны в настоящей работе.

Содержание настоящей работы

Первая часть книги посвящена событиям Русской революции и обрисовывает исторический итог Октября, дает ответ на основные критические замечания, искажения и заблуждения, которые окружали эти события десятилетиями. В этом разделе содержится ряд глав, где подробно раскрывается марксистская теория государства в приложении к переходному режиму, возникшему по итогам Октябрьской революции. Восхождение бюрократии и развитие политической контрреволюции сталинизма прослеживается на всех ее этапах.

Данный раздел, в особенности, критика теории «государственного капитализма» (включая важное дополнение по вопросу закона стоимости в переходный период), может оказаться наиболее трудной для понимания читателя, чем остальные части работы. Однако крайне важно разобраться в этих вопросах, чтобы понять происходившие тогда процессы в целом. Следует отметить, что данные главы были впервые опубликованы в конце 1940-ых годов в крупной работе Гранта «Марксистская теория государства». Чтобы уместить эту и другие части исследования в одну книгу, потребовалась существенная редакция материала. Неравномерность стиля изложения, которую может заметить читатель, связана исключительно с этим.

В свете последовавших событий, нет необходимости изменять написанное в то время относительно причин кризиса сталинизма и неизбежности его краха. В годы написания этой работы откат к капитализму в России еще не был завершен, и Тед твердо верил, что его ход возможно переломить. Возврат к капитализму все еще носил незаконченный характер. Возможны были различные исходы. Можно добавить, что такую точку зрения разделяли и буржуазные аналитики.

При изучении буржуазной аналитики того времени, становится отчетливо ясно, что вопрос о реставрации капитализма в России вовсе не был решен раз и навсегда. Напротив, в первые пару лет после кризиса 1998 года, ситуацию легко можно было изменить. Это также понимали и представители крупного международного капитала.

В воскресенье, 23 августа 1998 года, The Independent on Sunday сообщила, что Марсель Кассар, бывший сотрудник Международного валютного фонда, ныне сотрудник Deutsche Bank в Лондоне, заявил: «Принятые меры могут привести к повторной национализации банков. Если до этого дойдет, будет плохо».

Наиболее значительный анализ событий и прогнозы в те годы  давались в августовском номере журнала Transitions за 1998 год. Данный журнал, издаваемый в Чешской Республике, специализируется на аналитике «изменений в посткоммунистических обществах» и принимает финансовую поддержку от таких учреждений, как German Marshall Fund of the United States (государственный аналитический центр США). Вот что было сказано в одной из статей по поводу возможных путей развития России:

К осени 1997 года разгорелась банковская война, которая стала основным элементом российской внутренней политики. Конфликты между различными финансовыми группами по вопросам раздела привлекательной собственности, хоть они и велись методами подковерной борьбы с использованием различных компрометирующих материалов, а также личных связей финансовой элиты, отражают, как считалось, нарастающую мощь российской буржуазии. Считалось, что у этой буржуазии было достаточно ресурсов, чтобы не только захватить собственность, но и сохранить ее, обеспечив рост экономики и сохранение стабильности государства.

Сегодня стало ясно, что роль буржуазии была переоценена. «Новые русские» и остальные субъекты экономики живут отдельной жизнью. Также очевидно, что российская экономика еще не достигла поворотного момента развития, с которым она столкнется ближайшее время.

В этой же статье наибольший интерес представляет раздел «Назад к централизованному планированию». Там мы читаем следующее:

Долгосрочный прогноз для российской экономики не дает радужных перспектив. Возможно, страна будет вынуждена вернуться к оставленной десять лет назад экономической системе, к централизованному планированию.

Экономика, основанная на государственной собственности на средства производства, вероятно, снова окажется крайне неэффективной, как это было раньше, в советские времена. Но есть ли выбор? Российские экономические реформаторы были убеждены, что частная собственность волшебным образом приведет к повышению эффективности труда и увеличению объемов производства. Но, как мы убедились, эти надежды не оправдались.

Несмотря на эти опасения, буржуазная контрреволюция смела все на своем пути, и сталинистский режим был отправлен на свалку истории. Поэтому последняя часть книги в полной мере переработана в свете событий, произошедших после выхода первого издания в свет. Эти события позволили нам заполнить многие пробелы в нашем понимании произошедших процессов, исправить ошибки и вынести окончательное суждение о классовой природе России. Многое из того, что было написано ранее, сейчас устарело и было заменено новым послесловием Алана Вудса, который тесно сотрудничал с Тедом Грантом в течение многих лет.

До сих пор ни буржуазные аналитики, ни реформисты с бывшими сталинистами, не говоря уже о бесчисленных сектах с задворок рабочего движения, так и не смогли понять реальные причины кризиса сталинизма. Однако Тед Грант взялся за их анализ в своих статьях, написанных для International Perspectives, еще в августе 1972 года. К сожалению, в то время этот материал не нашел широкого распространения. Настоящая работа сделает этот тщательный и глубокий анализ доступным для большого круга читателей. Эта книга не только поднимает актуальные вопросы, но и дает ответы на них.