К празднику великой победы

«Традиции всех мёртвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых»

— Карл Маркс

Сегодня праздник великой победы и многие патриотично настроенные левые стремятся его отметить как можно ярче. Проводят различные мероприятия: возлагают цветы к памятникам вождей прошлого, ограничиваются мелкими подачками ветеранам войны и всё в таком духе.  Казалось, это безобидные и правильные для левых мероприятия, поскольку когда-то давным-давно Советский Союз — первое рабочее государство, показал эффективность эгалитарных способов ведения хозяйства в противостоянии германскому капиталу. Однако основные мероприятия по чествованию этого славного дня по какой-то неведомой причине проводятся силами правого и патерналистского характера. Казалось бы, это должно насторожить наших товарищей и отбить охоту участвовать в этом цирке нашей далеко не народной власти. В этой статье нам бы хотелось поговорить, чем же связан этот разрыв между просоциалистической формой праздника и его авторитарной милитаристской сущностью.

Обратимся непосредственно к событию, к которому приурочена дата: к победе в Великой Отечественной войне. Оно обладает громадным историческим значением. Но все-таки следует вспомнить, что происходило не противостояние условно германского и советского народа, а противостояние двух принципиально различающихся экономических систем. Противостояние монополистического капитализма, связавшего воедино промышленность большей части Европы c деформированным рабочим государством. Данное противостояние показало неоспоримую эффективность элементов социалистического уклада в советской экономике и поэтому несомненно заслуживает внимания левых. Однако, мы должны трезво его оценивать, выделив в нем как позитивные, так и негативные тенденции. Именно плановая организация труда способствовала большей производительности при меньших производительных силах и тем самым принесла победу РККА. И всё же, мы вынуждены указать на противоречие между плановой экономикой и стоящей над ней кастой бюрократии. Спустя долгие годы и многочисленное количество исследований природы Советского государства, мы видим , что это совершенно не дополняющие друг друга вещи. Бюрократическая деспотия не только не способствовала организации коллективного труда, но и на протяжении всех 30-х и 40-х мешала осуществлению социалистических преобразований экономики. Именно на её плечи ложится вина за миллионы жертв Второй Мировой. Нам нужно понять, что главное – воспевать именно героизм советских воинов и воительниц, тружеников и тружениц тыла, не оторванных от народа партийных работников и работниц, а также эгалитарную организацию хозяйства, а не прогнившую прослойку, виновную в последующем разрушении социализма.

Современная российская власть привыкла поднимать свой авторитет за счет того, что она считает достижениями Царской России и Советского Союза. Обычно в этот перечень достижений входят отчуждение территорий сопредельных государств, грабеж их населения, установления над ним ярма русской культуры. Этот нарратив никуда не пропадает, когда речь заходит о Великой Отечественной войне. Напротив, война подается, как слава русского оружия, очередное покорение Европы, тем более легитимное в силу оборонительного характера. Внутри общего чана пропаганды она смешивается с элементами откровенного национального шовинизма, вставая в один ряд с грабительскими походами царей в Сибирь, Среднюю Азию, Китай, на Кавказ. После всех этих чудовищных трансформаций, кукловоды заявляют о благости всякой милитаризации, ведь в следующей войне с проклятым Западом мы будем готовы и «сможем повторить». Для работы данного идеологического аппарата требуется целый ряд своеобразных допущений. Мы остановимся на наиболее значимом – на милитаризации. Определим мы её в данном контексте как комплекс мероприятий по наращиванию военной мощи и его оправданию. Военная мощь же по крайне мере имеет 2 функции: запугивание потенциального врага и подавление «беспорядков» на местах. Если вред второй должен быть очевидно понятным всякому, кто представляет себя в качестве оппозиции господствующему классу (в основном потому что периодически с ней встречается), то в первом случае основной проблемой является самооправдание политики «Нам нужна армия потому, что у «них» есть армия.» Причина в данном случае порождает себя: «Нам нужно больше войск потому, что «они» увеличили численность/качество войск в ответ на наше увеличение количества войск» и т.д. Совершенно ясно, что выход из этого тупика только один – устранение армии как таковой и, соответственно, устранение милитаризации. Для скептиков, говорящих о защите отечества, заметим, что большинство природных богатств, средств производства и распределение благ принадлежат тем 2-3 % населения, которые больше всех кричат о защите отчизны, в то время как сами хранят абсолютное большинство своих сбережений за рубежом. Между делом, платить за ансамбль красивой военной техники на Красной площади да и служить в самих вооруженных силах в принципе предлагается остальной налогооблагаемой базе. Но это еще полбеды. В случае военного конфликта, «к которому теперь-то все будут готовы», всю кровавую дань выплатят те же 97% населения, что невольно до той поры финансировали этот конфликт, в то время как все завоеванное достанется абсолютному меньшинству.

Чтите память ветеранов — протестуйте против символов войны.

Мир — народам!

 

Алексей Лютиков