[КНИГА] История британского троцкизма (Тед Грант)

Данная книга за авторством Теда Гранта — уникальный вклад в историю британского троцкизма. Ее повествование начинается с дебатов о троцкизме в британской компартии в 1924 году и заканчивается распадом Революционной коммунистической партии в 1949 году, за которым последовал более чем тридцатилетний период работы в Лейбористской партии. Тед Грант был основателем и политическим лидером тенденции «Милитант», не оставлявшей в покое руководство лейбористской партии, из которой он в итоге был исключен вместе с редакционной коллегией Militant в 1983 году. Постскриптум Роба Сьюэлла, бывшего общенациональным организатором «Милитант» на протяжении 80-ых, дополняет эту уникальную историю в свете последовавших событий.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вступление (Роб Сьюэлл)

Вступление (Роб Сьюэлл)

Настоящая работа — уникальный вклад в историю британского троцкизма. Тед Грант стал главным теоретиком британского троцкизма во время Второй мировой войны, именно он был ответственен за написание всех основных политических документов этой тенденции. С того момента в течение примерно шести десятилетий он являлся центральной фигурой троцкистского движения. Это дало ему колоссальный личный опыт, много из которого он почерпнул при создании этой книги, охватывающей период от зарождения британского троцкизма и до распада Революционной коммунистической партии в июне 1949 года. То были бурные годы революции и контрреволюции, экономического спада, фашизма и мировой войны, которые стали настоящим испытанием для троцкистского движения. В этой книге рассказывается о том, как движение смогло справиться со своими историческими задачами, о его успехах и неудачах.

За последние 70 лет Тед внес значительный вклад в троцкистское движение, по мнению многих, он является выдающимся теоретиком марксизма. Сегодня он остается активной и ведущей фигурой в группе Socialist Appeal («Социалистический призыв») в Британии и в международной марксистском течении, связанным с чрезвычайно успешным веб-сайтом In Defence of Marxism («В защиту марксизма»), внимание к которому растет по всему миру.

Ранние годы

Тед Грант родился в Южной Африке, незадолго до начала Первой мировой войны в местечке под названием Джермистон, близ Йоханнесбурга. Его отец эмигрировал в Южную Африку из Российской империи, а его мать приехала из квартала Маре в Париже. После продолжительного брака его родители в конце концов развелись, после шестимесячного пребывания с отцом Тед отправился на постоянное жительство к матери. В то время она управляла маленьким продуктовым магазином в Йоханнесбурге, Теда же определили в школу-интернат, его сестер — в женскую школу при монастыре для продолжения обучения.

События в России вдохновляли его в юности. Но, как часто случается, его первый контакт с революционным движением имел случайный характер. Чтобы увеличить семейный доход, его мать начала сдавать комнаты жильцам. Одним из этих жильцов был Ральф (Рафф) Ли, член Южно-Африканской коммунистической партии с 1922 года, исключенный затем в ходе первых чисток, устроенных сталинистами. Убежденный коммунист, Ральф вел постоянные беседы с Тедом, приобщая его к работам Бернарда Шоу, Герберта Уэллса, Максима Горького, Джека Лондона и других. За короткое время читаемый материал поднялся до работ Маркса и Энгельса, а также Ленина. К пятнадцати годам Тед был убежденным марксистом.

Старшая сестра Теда, Рэй, хорошо помнит, как ее мать угощала семью и друзей, включая Ральфа, за большим домашним столом — жаркое по-французски, судя по всему, было у них тогда любимым блюдом. Ральф, ставший близким другом семьи, был на шесть лет старше Теда. «Ральф и Тед были неразлучны», —  говорила Рэй, — «С того момента как Ральф убедил Теда насчет марксизма, это изменило для него все», — вспоминала она, — «Я часто гуляла с Ральфом, и он тоже пытался привлечь меня к марксизму, но я была вовлечена в иной круг друзей, так что это ему так и не удалось». [1]

Ему, однако, удалось убедить младшую сестру Теда Зину присоединиться к троцкистскому движению. Ли и несколько других человек, включая пятнадцатилетнего Теда Гранта, вступили в контакт с международным троцкистским движением в начале 1929 года с помощью номера американской газеты Militant, отправленного в Южную Африку недавно основанной Коммунистической Лигой Америки. «Это полностью изменило наши жизни», — говорил Тед, — «и я начал политический путь, который теперь охватывает более семидесяти лет».

Рассказ о том, как южноафриканские троцкисты начали свою революционную работу при самых тяжелейших условиях, составляет одну из наиболее интересных частей настоящей работы. Их работа в Йоханнесбургском профсоюзе работников прачечных впечатляет и сегодня. Но условия в Южной Африке затрудняли успешную революционную работу, и в 1934 году Тед уехал в Англию в компании другого молодого южноафриканца по имени Макс Баш, чтобы уже никогда не вернутся обратно. Во время остановки во Франции они повстречались с сыном Троцкого, Львом Седовым, членом Международного секретариата и координатором работы Международной Коммунистической Лиги, который позже был убит агентами Сталина.

По прибытии в Британию в декабре 1934, Макс Баш сменил имя на Сид Фрост, а Тед из Исаака Бланка превратился в Теда Гранта —  по видимому, «позаимствовав» их у двух членов корабельной команды. Сходным образом Троцкий взял свой псевдоним у одного из царских тюремщиков. Тед сделал это по личным причинам — для защиты своей семьи: что бы с ним ни случилось, он не хотел, чтобы с его семьей в Южной Африке случилось что-то плохое.

В Лондоне оба они присоединились к «Марксистской группе» внутри Независимой лейбористской партии. Однако возможностей для революционной работы становились все меньше, и спустя несколько месяцев Тед Грант вышел из НЛП, чтобы присоединиться к троцкистам, работавшим внутри молодежной организации Лейбористской партии — в Лейбористской лиге молодежи. С этого момента Тед начал помогать развитию «Группы большевиков-ленинцев» внутри Лейбористской партии, позже ставшей известной как «Группа Милитант», по названию ее газеты. В то время их основное направление работы заключалось в борьбе с растущим влиянием сталинистов в молодежном движении. Сталинисты стремились проникнуть в Лейбористскую лигу молодежи и соединить ее с Молодежной коммунистической лигой. Их фракцию возглавлял Тед Уиллис, (ставший позднее известным как автор известного телесериала 1950-х годов Диксон из Док Грин, изображавшего жизнь дружелюбного британского «бобби»), получивший впоследствии титул лорда за свои заслуги перед британским истеблишментом. Его коллега Джим Мортимер стал в итоге генеральным секретарем Лейбористской партии. По иронии судьбы Мортимер участвовал в исключении Теда Гранта из лейбористской партии в 1983 году.

Вскоре после прибытия в Британию, Тед также активно включился в антифашистскую борьбу, участвуя вместе с другими товарищами в столкновениях с чернорубашечниками Мосли в лондонском Ист-Энде. Там он участвовал в известной битве на Кейбл-стрит, когда рабочие Ист-Энда объединились, чтобы остановить марширующих фашистов. Существует фотография Теда на баррикаде в Лонг Лейн, Бермондси, Южный Лондон, сделанная в 1937 и впервые опубликованная в 1948 году, в его брошюре «Угроза фашизма», изданной тогда Революционной коммунистической партией.

Паддингтонская группа

Ранние годы Теда Гранта в южноафриканской группе дали ему серьезные теоретические познания в марксизме, подготовив его для той роли, которую он позже сыграл в троцкистском движении. После нескольких лет неспособность руководства «Группы Милитант» разумным образом развить тенденцию вызвала растущее недовольство в ее рядах. К осени 1937 года отделение Теда в районе Паддингтон было самым активным в организации, продававшим большую часть ее газет, активно участвовавшим в рабочем движении и проявившим большую публичную активность.

В конце года разгорелись дебаты по поводу выборов руководства, где распространилась клевета о Ральфе Ли. Ли не так давно присоединился к «Группе Милитант» после прибытия с группой других людей из Южной Африки тем же летом. Этот эпизод привел к уходу и созданию новой группы, Международной рабочей лиги (МРЛ).

Энгельс однажды заметил, что расколы иногда бывает полезными. Как показали дальнейшие события, данный раскол 1937-38 годов определенно попадал именно в эту категорию. Событие стало решающим шагом вперед в развитии троцкизма в Британии. Традиционные методы партийного строительства, бывшие в ходу у старых групп, которые в действительности представляли собой наследство довоенных социалистических организаций, становились препятствием для роста. Кадры МРЛ отвернулись от показавших свою неэффективность сектантских методов прошлого и устремили взоры к более широким слоям организованного рабочего класса. Именно здесь британский троцкизм знаменует свое подлинное начало. Тед Грант сыграл ведущую роль в этой работе не только в рамках Международной рабочей лиги, но и в Революционной коммунистической партии, образованной в 1944 году, о чем подробно рассказывается в этой книге.

Годы войны

В этой книге также подробно задокументирован период, охватывающий годы войны. Годы эти стали временем испытаний. В первые несколько месяцев войны часть руководства отправилась в Ирландию, чтобы создать базу на случай, если МРЛ будет запрещен, оставив Ральфа, Милли и Теда управлять организацией. В этот период Ральф Ли практически в одиночку создавал ежедневно выходящий Workers’ Diary для распространения на рабочих местах. Однако к концу 1940 года Ральф вернулся в Южную Африку из-за состояния здоровья и по причинам личного характера, из-за чего работа по строительству организации легла на плечи других ведущих товарищей.

Прежде всего, МРЛ с энтузиазмом восприняла новую установку о пролетарской военной политике, когда ее впервые выдвинул Троцкий. По факту она представляла собой развитие и углубление позиции интернационалистов в период Первой мировой войны — сохраняя принципиальную оппозицию империалистической войне, она позволила троцкистам наладить связь с рабочим классом. Однако интерпретация новой политики в журнале Youth for Socialism («Молодежи за социализм») вызвала в феврале 1941 г. спор внутри руководства, где Тед и Хили («большинство») находились на одной стороне, а Милли, Джок Хастон и Сэм Леви («меньшинство») — на другой. [2] По словам Милли, ситуация была накалена. Но после нескольких статей во внутреннем бюллетене спор рассеялся. Более актуальным вопросом стало вторжение Гитлера в Советский Союз в июне того же года. С учетом того факта, что пролетарская военная политика была новой программной установкой, подобного рода разногласия были вероятны, если не неизбежны в данных обстоятельствах. В любом случае спор показал, что лидеры МРЛ могут по-взрослому и по-товарищески решать разногласия.

Товарищи из МРЛ решительно противостояли нападкам сталинистов, которые после июня 1941 года начали играть неистово шовинистическую и штрейкбрехерскую роль. МРЛ, проведя четкую переориентацию, сменила название своей газеты с Youth for Socialism («Молодежь за социализм») на Socialist Appeal («Социалистический призыв»). МРЛ совершила энергичный поворот к фабрикам, укрепила свои позиции в промышленности и получила общенациональную известность. Напротив, официальная секция Интернационала, Революционная социалистическая лига, отвергнувшая пролетарскую военную политику, пришла в упадок. В итоге ее остатки слились с МРЛ, и в 1944 году образовалась РКП.

Вскоре после этого Джок Хастон, Рой Тирс, ​​Хитон Ли и Энн Кин были арестованы за поддержку общенациональной нелегальной забастовки подмастерьев. После их освобождения РКП впервые повернулась к области парламентаризма и приняла участие в дополнительных выборах в уэльском избирательном округе Нит. Это позволило им проверить свои идеи, усилить присутствие и развить организацию в Южном Уэльсе. Эти замечательные события подробно описаны в книге и представляют собой героическую главу в истории нашего движения.

Несомненно, МРЛ и РКП сыграли выдающуюся роль в период Второй мировой войны. Имея легальный статус и верную политику, они смогли воспользоваться открывшимися возможностями и установить связь с передовыми слоями рабочего класса. Их успех побудил министра внутренних дел Герберта Моррисона предоставить военному кабинету секретную записку, в которой излагалась политика РКП и приводились краткие биографии ее лидеров. Хотя в итоге это не было реализовано, было ясно, что класс капиталистов всерьез рассматривал возможность запрета РКП. Благодаря своей работе, британские троцкисты вышли из окончившегося периода военных лет с прочной пролетарской организацией, значительно усиленной численно, и с важными опорными точками внутри рабочего движения. Без всякого преувеличения можно сказать, что МРЛ/РКП, вероятно, провела наиболее успешную работу в военное время из всех троцкистских организаций в мире.

Послевоенный период

Послевоенный период стал периодом крупнейших испытаний для международного троцкистского движения. Победа Красной Армии над немецким фашизмом значительно укрепила СССР, а вместе с тем и сталинистские партии на международном уровне. Они смогли использовать создавшееся господствующее положение совместно с социал-демократами, чтобы сорвать революционную волну, захлестнувшую Европу. Несмотря на революционный кризис, буржуазия смогла спастись, путем опоры на рабочие партии в деле осуществления контрреволюции в «демократической форме». Капитализм получил передышку, возникли политические предпосылки для определенной социальной стабильности.

Новая мировая ситуация, не предвиденная троцкистами, внесла коррективы в первоначальный прогноз военного периода о том, что в будущем стоит ждать движения либо в сторону реставрации капитализма в СССР, либо в сторону политической революции, что также будет сопровождаться революционным кризисом, который подорвет влияние старых партий и подготовит почву для создания массовых троцкистских партий. По словам Троцкого, «от старых организаций не останется камня на камне, Четвертый интернационал станет господствующей силой на планете». Но троцкисты были слишком слабы, чтобы воспользоваться революционной ситуацией, последовавшей вслед за войной. Власть попала в руки сталинистских и реформистских лидеров, которые, как и в 1918 году, предали движение и передали власть буржуазии.

Новая ситуация срочно требовала новой оценки и прогнозов для переориентации международного троцкистского движения. Руководство РКП быстро пришло к пониманию новых реалий и соответствующим образом изменило свою точку зрения. Тед Грант сыграл ключевую роль в этой переориентации. Именно его четкое понимание марксистского метода позволило ему понять и объяснить происходящее. Напротив, все «лидеры» Четвертого интернационала повели себя как безнадежные формалисты и эмпирики и потому оказались неспособны уяснить для себя то, что происходило у них под носом. Совершенно не сумев понять диалектический метод Троцкого, они лишь повторили его прошлые слова и утверждения, неприменимые к новой ситуации. Вместо того, чтобы изменить первоначальный прогноз, они цеплялись за него, как утопающие за тростинку.

Конечно, лидеры РКП были не единственными, кто стремился разобраться в происходящем. Сразу после Второй мировой войны и другие товарищи также предприняли серьезную попытку разобраться с новой ситуацией — по крайней мере, начать это дело. К ним относятся, в частности, Дэвид Руссе во Франции, Феликс Морроу и Альберт Гольдман в Соединенных Штатах. Последние двое вели интенсивную переписку с большинством РКП и, безусловно, в определенной степени помогли более четкому оформлению некоторых взглядов Гранта и Хастона.

К сожалению, они составляли меньшинство в своих национальных секциях. Им пришлось вести безуспешную арьергардную борьбу против идей, выдвигаемых международным руководством. Впоследствии они были либо изолированы, либо исключены, либо и то, и другое. Их изолированное положение уменьшало их способность прийти ко вполне проработанной позиции, и позднее они разошлись по разным политическим направлениям. То же самое относилось и к более поздней тенденции Верна-Райана в американской СРП. У лидеров РКП было большое преимущество. Данные «диссиденты» в Интернационале имели политическое большинство в британской секции. Таким образом, они смогли выработать свои взгляды в развернутой форме и прийти к точной марксистской оценке происходившего в Британии и за рубежом.

Как ведущий теоретик РКП, Тед смог расширить и развить марксистскую теорию по целому ряду новых направлений в период после 1945 года: от марксистской теории государства до защиты марксистской экономической теории, от анализа особенностей развития колониальных революций до марксистской тактики в отношении массовых организаций и по партийному строительству. Эти документы представляют собой важное наследие, заслуживающее того, чтобы новое поколение революционеров во всем мире знало о нем гораздо больше.

Воспоминания Теда Гранта, содержащиеся в этой книге, представляют собой уникальное свидетельство ведущего участника и ключевого теоретика троцкистского движения. Он исследует различные темы и трудные вопросы, с которыми сталкивалась революционная тенденция, раскрывает различные позиции, которые занимали в то время ее ведущие участники. Однако эта книга — не просто история, а попытка передать ценнейшие уроки этого неспокойного периода новому поколению марксистов как в Британии, так и за рубежом.

Интриги Кеннона

Неизбежным образом, часть настоящей работы касается также и интриг, устраиваемых так называемыми лидерами Интернационала против руководства британских троцкистов. Ясно обрисовывается как позитивный вклад таких людей, как Ральф Ли и Джок Хастон, так и неприглядная роль Джерри Хили, Джеймса П. Кэннона, Мишеля Пабло, Пьера Франка и Эрнеста Манделя.

С 1943 года Кэннон начал вынашивать планы сместить руководство британской секции и заменить его более послушными людьми. Обученный в школе методов Зиновьева, он считал себя его сторонником, как минимум, до 1928 года. Для устранения руководства Хастона-Гранта, он начал плести интриги совместно с Хили, возглавлявшего меньшинство в РКП. Лидеры Интернационала поддержали раскол в РКП, когда меньшинство с Хили во главе вступило в Лейбористскую партию в конце 1947 года, и итоговое слияние двух групп в середине 1949 года на условиях Хили.

Как поясняется в книге, их поддержка Хили и подрыв работы британской секции, в чем Пьер Франк также играл не последнюю роль, привели к прискорбному распаду РКП в июне 1949 года и потере целого слоя опытных кадров. Приспешник Кэннона, Хили, вместе со своими приятелями в руководстве Интернационала несут прямую ответственность за такое преступное положение дел.

После слияния, произошедшего под руководством Хили, тот начал действовать самым диктаторским образом, исключая людей по самым незначительным причинам. В результате этого Джок Хастон был совершенно деморализован. Действия Хили и его клики в Париже фактически вытолкнули его из движения. Рой Тирс, ​​Джимми Дин вместе с другими бывшими лидерами РКП были исключены из так называемой объединенной группы, известной как «Клуб». К концу 1950 года разрушительные действия Хили уничтожили партию.

Тони Клиффу и его сторонникам, которые придерживались ошибочной позиции государственного капитализма, никогда не угрожали изгнанием из РКП из-за их взглядов. Теперь же Хили бесцеремонно выгнал их из «Клуба». Те, кто не проголосовал за исключение, сами были исключены! Группа Клиффа впоследствии отошла от троцкизма и организовалась как группа Socialist Review («Социалистическое обозрение»). Их позиция «государственного капитализма» привела к нейтральной позиции в Корейской войне, к отсутствию поддержки деформированного рабочего государства Северной Кореи против агрессии американского империализма.

Несмотря на это и другие фундаментальные разногласия, Тед Грант яростно протестовал против подобного обращения с группой Клиффа и нарушения их демократических прав. Хили использовал это как предлог для исключения Теда! Он был исключен после 22 лет членства в троцкистском движении. Он также был членом Исполнительного комитета Четвертого интернационала, и его исключение было ратифицировано на третьем мировом конгрессе по предложению Эрнеста Манделя (Жермена). Скандальным образом, Мандель отзывался о Хастоне и Гранте как «воплощающих тенденции британского троцкизма, упорно противостоящего интегрированию в Интернационал и принятию нового курса троцкизма».

Разрушение британской секции

Целый слой просто выпал из революционной политики из-за полного разочарования в «новом курсе». Многообещающее движение теперь находилось в руинах. «Сейчас кажется очевидным [sic], — писал тогдашний последователь Хили Гарри Ратнер годы спустя, — что Хили и его ближайшие соратники по факту приветствовали эти уходы как устранение угрозы их собственному руководству, вплоть до того, что другие, кто не сложил с себя полномочия, такие как Тед Грант, Рой Тирс и Джимми Дин, были исключены под разными предлогами. Например, когда исключение Джока Хастона стало рассматриваться в Политбюро “Клуба” (товарищам не разрешили просто уйти, их хотели именно исключить), и Джимми Дин попросил о том, чтобы Хастон имел возможность представить письменное заявление в свою защиту до того, как было объявлено голосование об исключении, ему было сказано, что “необходимо, чтобы вы немедленно заявили в письменной форме о политической поддержке резолюции, осуждающей Хастона без всяких оговорок”. Отказавшись сделать это, Дин был исключен за “тайную симпатию” к Хастону. Когда Рой Тирс отказался разорвать личные отношения с Хастоном, он тоже был исключен» [3].

События 1950 года, представлявшие собой разрушение британской секции Четвертого интернационала, стали водоразделом в развитии британского троцкизма. Этот момент знаменует собой окончание «истории» Теда Гранта. Новая глава последующего развития троцкистского движения, доводящая эту историю до наших дней, обрисовывается в «постскриптуме» в конце книги.

Маркс объяснил, что историю творят люди. Колоссальный вклад Теда Гранта в описание истории нашего движения мотивирует всех, кто борется за изменение общества. Эта книга является ценной частью нашего наследия и заслуживает изучения со стороны новых поколений, проникающихся идеям троцкизма и идеалами социалистического будущего.

18 Марта 2002 года

Примечания

[1] Interview with Rob Sewell, Paris, 2 February 2002.

[2] See WIL Bulletin articles, 28 February 1941, 20 March 1941, and 21 March 1941.

[3] Harry Ratner, Reluctant Revolutionary, pp.144-5.

(Материал дополняется)