Рабочие против фараона: первая забастовка в истории

Многие привыкли считать забастовки спутниками индустриализации, думая, что они начали происходить лишь с появлением массового промышленного пролетариата. И хотя обыденностью стачки действительно стали лишь в последние пару столетий, случаи коллективной борьбы рабочих за свои права происходили и раньше. Гораздо раньше. Самая первая забастовка в истории, по-крайней мере древнейшая из известных, произошла 3180 лет назад. Случилась она в 1159 году до н.э. в Древнем Египте в период правления фараона Рамзеса III.


Строители пирамид в Древнем Египте

Обстановка тогда была сложная. Вся цивилизация Древнего мира рушилась в ходе коллапса бронзового века, который погреб под собой все остальные древние царства, кроме Египта. Это вызвало прекращение международной торговли, которое серьезно ударило по египетской экономике, создав дефицит многих ресурсов. В 1178-ом году Рамзес III столкнулся с нашествием «народов моря», которое удалось отбить с огромными усилиями и такими потерями, что в последующие годы начала ощущаться нехватка рабочей силы. Помимо этого, нарастала коррупция и обособленность элит на местах, грозя перерасти в распад государства.

В общем, Египетское царство стремительно летело в штопор, и Рамзесу необходимо было укрепить государственный престиж. Для этого традиционно было принято проводить храмовое строительство, ремонтировать старые храмы и памятники. Однако на это требовались средства, которых в распоряжении фараона оставалось все меньше. В их поисках Рамзес предпринял ряд завоевательных экспедиций, которые, однако, не смогли покрыть государственные расходы. Наконец к 50-ым годам ко всем уже имеющимся проблемам добавился неурожай, вызвавший нехватку продовольствия.

В итоге у храмовых хозяйств возникли проблемы с запасами зерна, которое шло в том числе на оплату труда занятым на стройках рабочим. Меж тем приближалась 30-я годовщина правления фараона, во время которой следовало провести Хаб-сед, «праздник хвоста». В ходе этого мероприятия фараон должен был, показывая свою силу и компетентность, ходить в специальном одеянии с пришитым хвостом и выполнять разнообразные ритуалы. Этому должны были сопутствовать массовые пиршества. Власти здраво рассудили, что государственный престиж — это важно, и не стали сворачивать подготовку к мероприятию.

В итоге в 1159-ом году [1] казна опустела настолько, что рабочим поселка Дейр-эль-Медина в царском некрополе недалеко от Фив не выдали жалованье в срок. О дальнейших событиях известно из пипируса писца Аменнахта [2]. Рабочие подождали 18 дней и двинулись в Фивы с возгласами «Мы голодны». Дойдя до Фив, они устроили сидячую забастовку возле заупокойного храма Тутмоса III.

Далее, согласно папирусу, официальные власти попытались успокоить рабочих, послав к ним небольшую депутацию с призывом вернуться на работу. Рабочие, однако, не поверили и продолжали свою акцию весь день. На следующий день они выдвинулись к храму Усермаатре-Сетепенре, который, судя по всему, выступал еще и как зернохранилище. Дойдя до храма, строители устроили потасовку с охраной и вломились во внутренние помещения. Там они встретили начальника охраны храма по имени Монтумес, который потребовал от них очистить помещение от своего присутствия. Рабочие отказались.

Затем рабочие заявили, что их вынуждает так действовать перспектива голода, потому что у них нет ни еды, ни одежды. Они попросили Монтумеса передать о сложившейся ситуации его непосредственному начальству и фараону.

Обескураженные первым в истории стихийным рабочим выступлением, власти растерялись. Ситуация усугубилась тем, что начальник охраны Монтумес то ли самоустранился от конфликта, то ли перешел на сторону стачечников. Вероятно, это затруднило наведение маат [3] силовым способом. В итоге власти были вынуждены выплатить рабочим долг по жалованию, после чего рабочие вернулись на работу.

Однако проблемы с жалованием продолжились и в следующие месяцы. Пришедший к рабочим визирь То сказал, что зернохранилища пусты [4], но обещал дать что может. В итоге рабочим выдали половину должного оклада. Один из прорабов по имени Кхонсу предложил принять сокращенный оклад, но пойти к зернохранилищу и пожаловаться. Но вместо этого писец Аменнахт, от которого мы и знаем о событиях, поднял рабочих на повторную забастовку.

На этот раз рабочие решили не устраивать сидячие забастовки, а «перекрыть трассу». Они перекрыли дорогу к гробницам фараонов в Долине Царей. Это сделало невозможным проведение культовых мероприятий по поминанию и подношению мертвым, и вынудило власти реагировать. Появившимся чиновникам с вооруженной охраной, которые потребовали очистить дорогу, рабочие пригрозили саботировать строительство гробницы фараона, если к ним будет применена сила. Требования рабочих также начали политизироваться, потому что они все больше говорили не о перебое в жаловании, а о нарушении правильного порядка вещей и злонамеренной некомпетентности чиновников. В конце-концов именно эти требования и стали основными.

К большому сожалению, об исходе борьбы известно меньше. Проблемы с жалованьем продолжались в последующие месяцы и, судя по всему, не были окончательно решены. Между тем праздник хвоста был проведен как полагается пышно, на него средства нашлись. О силовых столкновениях и жертвах также ничего не известно. Но в целом история окончилась печально, потому что Египет продолжил свой полёт в пропасть. В последующие десятилетия появляется все больше сообщений о разнообразных бедствиях и социальных беспорядках, строительство гробниц в Долине Царей приходит в упадок и начинается их массовый грабеж. Наконец, менее чем через сто лет Египетское царство и вовсе рухнуло [5].

Нам, рабочим активистам XXI века, конечно, трудно не провести некоторые параллели между нашим опытом и опытом египетских строителей трехтысячелетней давности.

Во-первых, забастовка началась стихийно, но поскольку требования не удовлетворялись, она все более политизировалась (в древнеегипетском смысле, конечно), и в итоге политические требования стали доминировать. Во-вторых, внутри стачечников оказались как люди, склонные к соглашательству, так и радикальные лидеры. В-третьих, власти прислушались к стачечникам только после массового захвата гос.зданий, перекрытия дорог и под угрозой непосредственного хозяйственного ущерба. В-четвертых, никакие обещания властей ничего не стоили, и жалобы были бессмысленны. Последние два замечания — это те уроки, которые каждое новое поколение рабочих вынуждено учить на собственном опыте.

К сожалению для древнеегипетских строителей, история работала против них. Общество двигалось к упадку, не оставляя места для их профессии. Спустя несколько десятков лет многие из бывших строителей некрополя переквалифицировались в грабителей гробниц. Но с известной долей поэтического преувеличения можно сказать, что в самой первой рабочей стачке отразились черты будущей классовой войны три тысячи лет спустя.

Примечания

1. Известно, что это был 29-ый год правления фараона, но есть разные версии точной датировки. Аналогично и с точным днем начала забастовки. В папирусе Аменнахтома указан 2 месяц Перет день 10.

2.  Информация о папирусе Аменнахта на сайте египетского музея в Турине.  Один из вариантов перевода папируса.

3. Маат — это одно из центральных понятий в древнеегипетской культуре, означающее порядок, гармонию и правильный порядок вещей. Можно предположить, что рабочие и храмовые чиновники понимали его по своему: чиновники считали нарушением маат прекращение работ и забастовки, а рабочие считали нарушением маат, когда их кидают на зарплату.

4. Здесь надо принимать во внимание то, что на фоне якобы пустых зернохранилищ продолжалась подготовка к «празднику хвоста». Также нельзя списывать возможность банальной коррупции и расхитительства.

5. Речь о так называемом «третьем переходном периоде», когда Египет в очередной раз распался на отдельные номы на фоне колоссального экономического и социального упадка.

Максим Кирюшин